08:18 

Ловкость: четыре.

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
- Ну... они же очень хрупкие.
- То есть я правильно понимаю? Ты купила красивые фарфоровые палочки в Пекине. Сумела сберечь их в пути до Чженьчжоу, потом - в Чженьчжоу, потом упаковала так, что они выдержали обратную поездку до Пекина, падение рюкзака с верхней полки поезда, перелет в Казахстан в багажном отделении, перелет в Россию, потом они прожили две недели в твоем доме, кантуемые туда и сюда, а потом ты их нечаянно разбила, смахнув с невысокого стола на мяконький палас?
- Да.
- И это был подарок на пути к своему владельцу?
- Да.
- И ты огорчаешься?
- Да.
- Но погоди. У человека, которому ты хотела их подарить, есть не очень взрослый ребенок. И не очень дисциплинированная кошка.
- Как минимум подарок предполагал, что это будет их право - разбить красивые фарфоровые палочки.
- Но так-то там осталась одна целая. И подставка.
- ...
(могло бы быть внутренним диалогом).

На самом деле: только вчера я узнала, что фарфоровые палочки для еды - очень хрупкие.
Ужасно жаль.

Почему нельзя сохранять настройки мира вокруг на малых участках на короткое время хотя бы.

02:42 

"Восточный Экспресс", пара строчек от 1/2 мастерской группы (личные впечатления)

Пухозаврик Риса
Кровь, любовь и революция. ©
И вот, спустя 4 года перерыва, я снова поставила ролевую игру, на сей раз в соавторстве с .JayBird.
Здесь могла бы быть длинная преамбула, посвященная моей любви к играм-квартирникам на 8-20 человек, но ее не будет, поэтому я просто скажу, что вот, я люблю этот формат. Люблю в нем игротешить, играть и мастерить.

Для меня как мастера эта игра далась тяжело, я совру, если скажу, что как мастер (и как игрок) все сделала идеально.
Если я впредь буду ставить (а я ведь буду, кто из нас не зарекался?) игры подобного формата, в следующий раз моя роль как мастера на этой игре однозначно будет лежать где-то в диапазоне между ковриком у двери и тараканом из-под кафеля. Очень простой вывод - если я не могу организовать игру так, чтобы мастер в ее процессе _не был нужен совсем_, выход один - быть мастером, который есть в доступе всегда. Я не ставила на этой игре цели поиграть (этот кусок счастья упал на меня внезапно - мне ОФИГЕННО поигралось), но - лучше делать одно дело хорошо, чем два дела плохо.
Я очень, очень рада, что игрокам понравилась игра. Так всегда - изнутри видно больше, и я однозначно планирую становиться лучше)
При всей моей нелюбви к открытым концам - получился фактически он (а точнее - разветвление). И так даже лучше. Пусть у каждого игрока в голове останется свой финал этой сказки.

Отдельным абзацем: Этот проект показал мне совершенно невообразимую до того момента тенденцию съема игроков. В последнюю неделю перед игрой с игры снялось 7 человек, они снимались вплоть до последнего дня.
По этому поводу я хочу сказать только это:
Пока в этом мире на огромный список игроков, которым ты в панике пишешь в день игры с мыслью "сейчас 10 из 50 пошлют меня прямым текстом нахуй, но я переживу", приходится хотя бы один герой, готовый за пару часов до игры отменить все планы, встать со стула и приехать на подхват, прочитав вводную в электричке;
Пока на пять невовремя и фатально упавших на голову кирпичей приходится хотя бы один герой, который стряхнет с себя кирпичную крошку и все равно приедет;
Пока в этом мире вообще есть люди, готовые куда-то зачем-то бежать и ехать в условиях "открыт еще целый день заявок прием", а потом прибегать и на месте делать ОЧЕНЬ КЛАССНОЕ;
В конце концов, пока есть люди, которые заявляются на игру за месяц до игры и как штык надежно приезжают -

- пока все эти люди существуют, моя вера в человечество в целом не падает, и мне есть зачем делать ролевые игры, а значит, ролевые игры я делать буду.

Всем, кто принял участие в - мой дорогой сомастер и наши офигенные игроки, все до единого - я вас всех очень люблю :heart::heart::heart:

02:28 

lock Доступ к записи ограничен

.Харука.
Блять, Харука!©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:25 

lock Доступ к записи ограничен

.Харука.
Блять, Харука!©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:21 

Доступ к записи ограничен

AniSkywalker
Времени в обрез, вечность впереди. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:59 

lock Доступ к записи ограничен

.Харука.
Блять, Харука!©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:33 

lock Доступ к записи ограничен

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:05 

lock Доступ к записи ограничен

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:27 

Доступ к записи ограничен

AniSkywalker
Времени в обрез, вечность впереди. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:29 

lock Доступ к записи ограничен

Ася Живаго
Даже в мире сказочном, ты же знаешь, солнышко, не бывает сразу все просто и легко. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:30 

Вечный двигатель :)

Zlobnoe Zverushko
16.01.2018 в 10:36
Пишет Sindani:

15.01.2018 в 20:14
Пишет helena-eva:

О жизни с лисой


URL записи

URL записи

21:50 

lock Доступ к записи ограничен

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:17 

Домовёнок Кузенька
Немного солнца в холодной воде (Франсуаза Саган)
12:56 

Доступ к записи ограничен

AniSkywalker
Времени в обрез, вечность впереди. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:27 

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Короткие итоги выходных: я окончательно втянулась в "Кровь и свет Галагара"; Н.С. провел свой первый модуль по "Городу парового солнца" и подарил мне дивную чабань из груши разумной; мы начали смотреть "Холистическое детективное агентство Дирка Джентли" и открыли подаренный Вирной морошковый джем.

Пить чай с новой чабани - идеально. Потому что чабань идеальная.

А. Еще я отстирала летучую мышеньку от китайской пыли (и просушила на батарее), убедила маму пока не разбирать елку, дожгла вторую (из четырех) пачку цветных бенгальских огней (очень вонючих) и встретила две странные игрушки в своем дворе. На сугробе за гаражами - пластмассового розового слона в зеленой попоне, на ледяной реке - мягкую нелетучую мышу с утяжеленным седалищем и инеем на шерстке.

Жители соседнего дома, который воюет с нашим за территорию и деньги (ну, а за что обычно воюют), приварили решетку напротив калитки у восьмого подъезда. Так, что теперь калиткой не воспользоваться. Я натолкнулась на это прискорбное обстоятельство несколько дней назад, но поспешала и даже не осмотрела происходящее толком; надо бы завтра после работы сходить, проверить, изменилась ли ситуация. И если не изменилась, то понять, как вырвать эту решетку из ткани мироздания.

Очень детсадовская в сути своей история с войной домов. Глупость детская. Только злоба взрослая и средства взрослые.

Пока я фоново думала об этом, появилась идея насадить какое-нибудь вьющееся растение вдоль забора - там, где гора и яблони. Чтобы забор был увит зеленью. Как бабушкин балкон в моем детстве. Как картинка к английской сказке. С сиренью не получилось, так может, хоть с этим получится.

21:27 

Доступ к записи ограничен

AniSkywalker
Времени в обрез, вечность впереди. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:54 

Истории Гастрономии. Глава I

Eirikur
Этот мир не так уж плох, покуда в нем есть чай.©
Не забудь скопировать написанное в документ, sweetheart.

Маленьким, Уильям очень любил слушать рассказы о своем дедушке, который был путешественником. Мама говорила, что тот исходил берега Бульонового моря, посетил далёкую-предалёкую Священную Кексовую Империю и даже собственными глазами видел желатиновые луга Мармеландии. Маленький Уильям всем сердцем желал увидеть своего деда, но тот, увы, не вернулся из последнего путешествия. "Заплутал, верно," - всегда говорила мама, печально опуская взгляд. Маленький Уильям всегда обнимал маму и уверял, что дедушка обязательно вернется. Он же великий путешественник, способный, где бы ни находился, найти дорогу домой. Надо только немного его подождать.
Малыш Уильям был готов ждать хоть целую вечность.

Когда Уильяму исполнялось четырнадцать, он, задувая свечки на праздничном пироге загадал себе приключение, которое он запомнит на всю жизнь. Большое путешествие. И знаете, желание Уильяма исполнилось. Да так славно, как он даже пожелать боялся. Однако, не будем торопиться, а лучше обратимся к четырнадцатому году жизни нашего героя.

Как порядочный Борщ, Уильям посещал школу чётного дня. То есть каждый чётный день недели: Вторник, Четверг, Субботу и Чельник - в десять часов приходил в класс, чтобы получить немного знаний. В два часа пополудни он возвращался домой, обедал и отправлялся с матушкой в магазинчик, где она работала. Помогал продавать ткани, ленты, пряжу и всё в таком духе. А ещё Уильям частенько бегал на другой конец Торгового переулка в книжную лавку, где старый добряк-продавец одалживал ему книги. В основном это были повести о путешественника, атласы с картами или энциклопедии.

В нечетные дни недели Уил был предоставлен самому себе и частенько убегал в тестовые поля или в лес, что был неподалеку.

20:40 

Eirikur
Этот мир не так уж плох, покуда в нем есть чай.©
Иногда он думает, что его здесь быть не должно /не должен существовать/. Иногда он в этом уверен.
И как же случилась такая нелепость, кто допустил такую оплошность, что он здесь?

Намереваясь исправить эту страшнейшую ошибку, он старается умереть. Старается изо всех сил каждый четверг. Четверги отвратительны на его взгляд. Поэтому четверги — время для очередной попытки.

Горка маленьких несуразных таблеток, тонкие лезвия, мыло и веревка — неудавшиеся попытки. Всё это он перепробовал, но остался здесь. Всё это неимоверно раздражает и огорчает одновременно. Ну кто придумал это бессмертие?

Сегодня четверг.

Исландия просыпается рано. Жизнь встречает его прекрасным утром. Ещё тусклый солнечный свет заливает небольшую комнатку, обличая пыль, парящую в воздухе. За парением пылинок интересно наблюдать. Исландия и наблюдает. Он чувствует себя такой же пылинкой. Маленькой и незначительной. Дунет ветер стихийных бедствий и он, повинуясь порыву, стремительно летит навстречу горячке; повеет проблемами с экономикой - он уже парит в сторону мигреней; нет ветров и волнений - он оседает тонким слоем, который, по-хорошему, нужно бы стереть. В воображении становится очень пыльно: под толстым слоем и мебель, и вся комната, и сам Исландия. Неимоверно хочется чихать.

Потерев нос, он поднимается с постели и идёт умываться, не подумав даже её заправить. Ему нравится хоть как-то обозначать своё присутствие. Из-за этого в доме всегда бардак.

После умываний Исландия надолго застревает в ванной, внимание его захватывает зеркало. Про себя он отмечает, что был бы неплохим пареньком, если бы был человеком, а не воплощением государства или что он вообще. И выглядит он ничего, хотя цвет глаз и волос нелепы.

Исландия ещё раз умывает лицо прохладной водой и, жмурясь, ищет полотенце. Вытеревшись, покидает ванную, не оборачиваясь, стараясь не глянуть ненароком в зеркало.
Что-то толкает его немного прибраться в спальне. Ласковый солнечный свет радует глаз. Потихоньку всё вокруг преображается в глазах Исландии, становясь чуть замечательнее, чем было прежде. Он старается не замечать этого, но почему-то не может.

Он думает о новом начале.

Перед комодом он не задумывается и не медлит: надевает свой лучший свитер, любимые потертые брюки, носки в полосочку и берёт верного друга с полки — старенький CD-плеер, который проигрывает только самое близкое сердцу и самое непонятное уму.

...Við Vorum Sammála Um Það
Sammála Um Flesta Hluti
Við Munum Gera Betur Næst
Þetta Er Ágætis Byrjun...*

Даже настроение несколько приподнято у Исландии в это утро. Даже ботинки шаркают как-то веселей. Он отправляется в любимое кафе за привычными кофе и сандвичем. Сюда люди приходят с самого раннего утра. И пьют кофе. Они сидят в абсолютной тишине, уткнув носы в местные газеты. /В одном углу всегда сидит пожилой господин, читающий местную утреннюю газету и попивающий кофе мелкими глотками. Он сидит в кафе целый день, сидит в кафе всегда и никогда оттуда не уходит. Но если присмотреться к нему повнимательней, то в какой-то момент можно понять, что пожилого господина незаметно сменил другой – во всем на него похожий./ Получив свой завтрак, Исландия покидает заведение и просто бесцельно бредёт по улочкам, меж привычных невысоких домишек, которые сегодня, однако, кажутся милее.

Ноги сами приносят его на набережную. Он медленно бредет вдоль береговой линии, не зная даже куда именно держит путь. Достигнув ближайшей скамейки, он усаживается и принимается за свой ещё тёплый сандвич. Сегодня не привычный с говядиной, а с мясом и сыром. Новое начало и всё серьезно даже в мелочах. Когда со скромным завтраком покончено, Исландия вновь поднимается на ноги и отправляется в путь навстречу новому, попивая кофе мелкими глотками.

Сколько он идет? Час или, быть может, два? Это не важно, пока есть кофе и музыка, и дорога, по которой можно идти. Людей нет совсем и Исландия подумывает, что это похоже на идиллию. Да и погода на редкость хороша: светит солнце, тихо дует свежий ветерок, на небе лишь маленькие редкие облачка. Он согласен на такую идиллию, для него сойдёт.

Диск проигрывается уже чёрт знает какой раз, большой стакан кофе давно закончился, а ступни ужасно ноют. Исландии плевать, сколько он идёт. Довольно долго, судя по всему. Но сколько точно его не интересует. Просто пора остановиться. Набережная давно кончилась, вокруг ни души. Дальше виднеется старая, заброшенная пристань. Исландия направляется прямо к ней и усаживается на самом краю.

Ветер усиливается, а маленькие облачка непонятным образом затянули всё небо так, что солнца почти не видно. Исландия смотрит на волнение воды, будто на пылинки из сегодняшнего утра. Куда подевалось новое начало? Испарилось.

...Ég Kem Alltaf Niður Aftur Á Sama Stað
Alger Þögn
Ekkert Svar
Ég Dett Niður...

Исландия откладывает наушники и встаёт на ноги, чтобы в ту же минуту камнем кинуться в воду.
***

Редкие лучи солнца прорезают толщу воды.
Исландия медленно открывает глаза. Затылок сильно саднит.

"Ну отлично, — думает он с досадой. — Расшибся."

Он вновь прикрывает глаза и отдает себя в распоряжение волн. Ему всё равно, куда они его отнесут или не отнесут. Пусть поступают, как хотят.

Вода ледяная, но он не чувствует холода. Он не чувствует недостатка кислорода, хоть и давно не делал вдоха. Смерть снова обходит его стороной, но он чувствует, как что-то умирает у него в душе.

"Наверное, надежда на это идиотское новое начало," — проносится в голове.

Когда голова начинает чуть кружится, а солнце неспешно начинает свой путь за горизонт, Исландия выходит из воды, и пытается отряхнуться. Но вода по-прежнему течет в три ручья. Бросив это бесполезное занятие, он отправляется домой, оставляя за собой мокрые следы.

***

В его скромном обиталище всё по-прежнему: пыль и разбросанные повсюду вещи. Печальная картина. Но убираться он точно не будет. Из-за своего странного убеждения о своем присутствии, которое так никуда и не делось. Только в спальне чуть чище. Намереваясь это исправить, он бросает успевшую подсохнуть одежду на стул и отправляет в ванную. После душа Исландия скромно ужинает жаренной картошкой.

Перед самым сном он звонит Норвегии. Он делает так раз в пару недель и только потому, что брат настоял. Звонки всегда выпадают на четверг. Это ещё один повод ненавидеть этот день недели. Исландия уставшим голосом рассказывает о своих сегодняшних приключениях, умалчивая о своём недолгом воодушевлении. Он старается его забыть. Разговор с Норвегией звучит примерно так: "Привет, братец. Да, у меня всё отлично. Знаешь, сегодня в очередной раз пытался покончить с собой, но только голову расшиб. Спокойной ночи."

— О чем только этот придурок думает? — потирая виски бормочет где-то в Осло Норвегия, после окончания разговора. Он давно устал от совершенно невозможного поведения младшего. Ему непонятно то, что происходит с Исландией. Иногда он рад, что тот так далеко. Но иногда жалеет, что не может сделать пару шагов и залепить затрещину. Трудно ладить с подростком, которому уже несколько сотен лет.

В то же время этот самый подросток лежит в постели, тупо уставившись в потолок. В голове ни единой мысли, кроме успевшего поднадоесть за сегодня мотива. Исландия поворачивается на бок, сжимаясь в маленький сгусток печали. Завтра будет ещё один бессмысленный и пустой день, а он станет такой же пылинкой, какой и был прежде.

Ég Leita Af Lífi Um Stund
Leita Að Ágætis Byrjun
En Verð Að Vonbrigðum

20:40 

Дневной сон

Eirikur
Этот мир не так уж плох, покуда в нем есть чай.©
I heard them calling in the distance
So I packed my things and ran
Far away from all the trouble
I had caused with my two hands
Alone we traveled on with nothing but a shadow
We fled far away

Я слышал, как они издалека зовут меня,
Собрался и бежал от них, голову сломя,
От всех проблем подальше прочь,
Созданных своими же руками.
Я всё бегу и днями, и ночами,
Нет отдыха ни ночь, ни день.
Мы путешествуем: я и моя тень.
Мы убежали прочь.

Старенький радиоприемник мурлыкал песни разных времен и разных миров, пока на кухне творился полнейший беспредел. Звенела посуда, жужжала разогреваемая духовка, Доктор хаотично метался по небольшой кухоньке, вертясь, крутясь, бросаясь от одной плошки к другой, стуча дверцами шкафчиков. Можете не верить, но это именовалось приготовлением кексов.
Доктор любил печь кексы. Не столь сильно, чтобы заниматься этим чаще, чем раз в десятилетие, но всё же любил. И когда выдавались особо скучные дни - вроде воскресенья, вторника или четверга после обеда, - он отправлялся в самую отдаленную комнату ТАРДИС, повязывал любимый фартук и принимался за дело.

Приготовление кексов было редким явлением. Настолько редким, что ни единая душа, знакомая с Доктором и понятия не имела, что он умеет делать кексы. Однако он умел. И, пускай очень редко, но он отправлялся в самую отдаленную комнату в ТАРДИС, надевал фартук и принимался за полюбившееся дело.

Сегодня был один из таких дней, которые лучше уж провести в маленькой кухоньке, занимая себя хоть чем-то. Но Доктор не был бы Доктором, если бы просто стремился испечь немного кексиков. Нет, он должен был приготовить кексов по рецепту Джэмми Доджерс как можно больше и в рекордные сроки.
Вы знали, что духовки тоже бывают больше внутри, чем снаружи?

Hide it in a hiding place
where no one ever goes
Put it in your pantry with your cupcakes
It's a little secret,

Сокройте, спрячьте в тайничок,
Рядом с кексиком в буфет.
Где нет любопытных глаз нет,
Спрячьте свой секрет, дружок.© Simon and Garfunkel

Кухонька была, как упоминалось ранее, чуть ли не самой отдаленной комнатой в ТАРДИС. Ни одна живая душа, не знала, как туда добраться. Кроме Доктора, конечно. Но он даже не думал никому раскрывать этого. И уж конечно, он никого туда не водил. Поэтому только ему было известно, как эта кухонька выглядит.

А она была очень мила. И очень продумана. Беленькие шкафчики были расположены так, что невозможно было об них удариться, но при этом можно было без каких-то особых усилий дотянуться до верхних полок. Духовка по нашим меркам была старой. Такой же была газовая плита. Да и всё остальное, в общем-то. По нашим меркам она казалась староватой. Шкафчики, духовка, да и все остальное были потертыми и будто с налетом старины. Можно было подумать, что вас занесло куда-то в шестидесятые или что-то вроде того. Точнее, очень и очень далеко вперёд от шестидесятых, а кухонька осталась с тех пор нетронутой. Единственным, что не вписывалось в обстановку огромное окно, из которого открывался захватывающий дух вид на мирно проплывающие мимо звезды, планеты, галактики. Сейчас ТАРДИС бесцельно дрейфовала в космосе, поэтому космические пейзажи за окном не проносились мимо и вообще никуда не торопились.

Доктор, кстати говоря, тоже никуда не торопился. Необычно и непривычно, не так ли? Но так и было. Шумно работала духовка, в ней было около дюжины подносов с кексиками, а Доктор мирно посапывал в огромном кресле, забыв снять фартук. Он сильно съехал с кресла, поэтому спина была сильно сгорблена, щекой он оперся о собственный кулак - не самая лучшая поза для сна. Фартук сильно сбился, а из под брюк будто бы затейливо выглядывали носки в горошек.
Знаете, Доктор почти никогда не спит. Он дремлет. Кому нужен полноценный сон, когда у тебя два сердце и множество и множество приключений? Достаточно просто иногда заняться кексами и чуть-чуть вздремнуть.

And shadows wash the room.
And we sit and drink our coffee
Couched in our indifference,
Like shells upon the shore
You can hear the ocean roar
In the dangling conversation
And the superficial sighs,
The borders of our lives.

Мы пьем наш кофе, уютно усевшись,
В беззаботности своей притаившись.
Заливают тени комнату,
Мы словно ракушки на берегу.
Слышишь океана рёв
В праздных разговорах,
Неглубоких вздохах,
Наших жизней гранях?

В перерывах между спасениями миров, плачущих детей и собственной жизни, Доктор дремлет в самой отдаленной комнатке в ТАРДИС, бесцельно дрейфующей в космосе.

20:39 

Инвалидное кресло

Eirikur
Этот мир не так уж плох, покуда в нем есть чай.©
А он опять виновато опускает взгляд, начиная в который раз разглядывать шнурки кед. Будет теребить пальцы, мучить край своей футболки, но не посмеет посмотреть тебе в глаза, хотя ни в чем не виноват, верно? Глупый. За что он стыдится? Он ведь ничего не сделал такого, что могло бы вызвать подобное поведение. Хотя, даже чем-то хорошо, что он не смотрит. Ты смог бы выдержать этот взгляд побитого щенка?

Погода стоит откровенно отвратная. Как раз под стать настроению. Холодный ветер пронизывает насквозь, небо беспросветно затянуто серовато-тошнотворными тучами, блеклость красок мира сего действуют явно не ободряюще.

Ты начинаешь шариться по карманам в поисках сигарет, не в силах выдерживать затянувшееся молчание, а он, боязливо глянув на тебя, болезненно кривится. Он не одобряет курения, но понимает, что ты не бросишь и поэтому помалкивает. И, быть может, правильно делает. Щелкаешь зажигалкой несколько раз и наконец делаешь первую затяжку. Он по-прежнему ничего не говорит. Тишину нарушает только шорох ветра среди потускневшей листвы будто унылых деревьев.

— Пойдем отсюда, — наконец говоришь ты, обходишь его, в этот момент он убирает стопор, и ты начинаешь толкать инвалидное кресло. Он не знает куда деть руки и в итоге просто укладывает их на колени, вздыхая. Видно, что он ещё не ко всему привык. Ты горько усмехаешься и направляешься дому этого придурка, намереваясь помочь ему со всеми мелкими ступеньками и порожками.
***
— Так и будем играть в молчанку? — Ты толкаешь коляску, намереваясь хоть как-нибудь разговорить этого наследника престола неудачников. Ответа не следует, и игра должна продолжиться. Но тебя это, естественно, не устраивает.
— Тав, почему ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь. Приём?
— Зефир.
— На твое счастье по дороге есть минимаркет. Поищем там твой зефир. — Наконец он кротко улыбается. Молодец, что ещё можно сказать? Прогресс на лицо. Одно слово он из себя уже выдавил. Хорошо, что только одного хватает, чтобы ты понял, чего твой дружище желает.

Уже невдалеке виднеется вывеска минимаркета. Ты ускоряешь шаг. И, успешно преодолев порожек, вы оба отправляетесь в увлекательнейшее путешествие по краю газировки, чипсов, ветчины и всякой всячины, что здесь ещё продают. Ты начинаешь всячески коверкать названия продуктов и придумывать нелепые рифмы, а он посмеивается.
Зефир, слава высшим силам, не в дефиците. Хватая сразу несколько пачек и по пути на кассу подцепляя бутылку газировки термоядерного цвета, вы дружно подсчитываете деньги, что ты выгребаешь из карманов. Расплатившись, покидаете минимаркет. Таврос аккуратно открывает пачку зефира. Ты любезно предоставляешь свою зажигалку и вкладываешь её в тонкие пальцы своего лучшего друга.
— Хоть какая-то замена костру или камину, — пожимая плечами, делишься ты своим доводом. — Отсутствие их не является поводом для отказа от хрустящей карамельной корочки, я считаю.
Он, тихо смеясь, щелкает зажигалкой и аккуратно держит одну особо крупную зефирину над огоньком.
***
Первая пачка зефира закончилась уже по дороге к дому Тавроса. Вторую вы сейчас опустошаете, сидя перед телевизором в светлой гостиной. Только свет не теплый, а просто блеклый свет. Будто краски просто выцвели. Вокруг вас пыль и скука. Даже на экране телевизора мелькают лишь скучные новостные каналы.
— У вас совершенно и абсолютно непреодолимые ступеньки крыльца, — внезапно заявляешь ты. Действительно, пришлось поднапрячься, чтобы попасть в дом. Тав только кидает что-то короткое и тихое тебе в ответ, запихивая зефир за щеку.
— Может, в приставку? — спрашивает он, толком не пережевав.
— Можно. — Ты пожимаешь плечами. А почему нет?
Играть-то Тав должен не хуже, чем прежде.
Он пытается выехать к телевизору, но получается плохо, и он пару раз ударяет журнальный столик. Если так пойдет дальше, то и вовсе снесет. Ты останавливаешь его и сам идешь к телевизору, включаешь приставку. Прерывается совсем не обнадеживающий прогноз погоды. Кинув Тавросу джойстик, запускаешь игру и вскоре садишься на диван.
А он просто смотрит в пол.
— Друг?
— Все в порядке, Гамзи, все хорошо, — говорит он и, как можно быстрее разобравшись с настройками, начинает игру. Ты следуешь его примеру. А играет он всё-таки хуже.

Вишневый сад

главная